Новости

600-летие Грюнвальдской битвы

15 июля 2010г.

Грюнвальдская битва 15 мая 1410 годаПосле покорения Смоленска в 1404 году он в течение долгих лет оставался литовской провинцией. Почти десятилетняя борьба смолян против огромного Литовского государства, пользовавшегося поддержкой Польши, говорит о многом. Один из способнейших литовских князей - Витовт распоряжался очень крупными силами. Много мужества, храбрости проявили русские люди под Смоленском и на его крепостных стенах, тысячи и тысячи неизвестных героев-смолян сложили головы в борьбе за независимость своей родной земли. Смоляне не хотели покориться иноплеменнику, представителю реакционного католицизма, они тянулись под знамена нового русского центра - Москвы. Но сложившаяся политическая обстановка не позволяла великому князю Василию принять Смоленск в состав Московского княжества и начать за него тяжелую и долгую войну с Литвой.

Вскоре смолянам представился случай вписать навечно в историю еще одну героическую страницу: им пришлось снова встретиться с более злыми, коварными и жестокими врагами, чем литовско-польские феодалы,- с немецкими захватчиками псами-рыцарями. На прусских полях у селения Грюнвальд смоленские полки отстаивали независимость Литвы и Польши. Эта битва решила исход вековой борьбы литовцев и поляков с немцами. Немецкие завоеватели, пользуясь поддержкой (политической и материальной) римских пап, еще со второй половины XII века начали свои захваты в Прибалтике, в низовьях Западной Двины, а после утвердились и в низовьях Немана и Вислы. Ловко пользуясь борьбой литовских феодалов с русскими, разжигая эту борьбу, немецкие рыцари все крепче прибирали к рукам Прибалтику, расширяя свои владения. В 1343 году они окончательно завоевали Поморье, а в начале XV века, воспользовавшись отвлечением сил Литвы на покорение Смоленска, захватили Жмудь, и таким путем отрезали Литву и Польшу от моря. Немецкая угроза была одной из основных причин союза Литвы с Польшей (Кревская уния). В начале XV века, после покорения многих русских земель, усилия Литвы и Польши были объединены для борьбы с немцами в Прибалтике. Если раньше свои захваты немецкие рыцари прикрывали насаждением христианства (католичества), то теперь этот фиговый листок был отброшен, так как Литва уже приняла католичество, а Польша издавна считалась верной дочерью римской церкви. Теперь немцы открыто посягали на национальную независимость Литвы и Польши. Началась так называемая "Великая война". Ненависть к жестоким и подлым немецким захватчикам была так сильна, что под знамена Витовта прибыло много русских полков, в том числе три смоленских. Польский король Ягайло привел тоже большое войско, состоявшее из поляков, чехов, моравов, Долго и упорно готовились немцы к решающей битве. Они собрали около 90 000 хорошо вооруженных воинов. Для того времени такое количество было колоссальным.

15 июля 1410 года между селениями Грюнвальд и Танненберг произошла встреча двух огромных армий. Правым крылом литовско-польских войск командовал Витовт, а левым, у поляков, командующим считался король Ягайло, фактически же боем руководил мечник Зындрама. В центре, на стыке литовцев и поляков, стояли три смоленских полка, которыми командовал молодой князь Мстиславский Юрий Семенович. Во главе немецких войск стоял сам великий магистр Ульрих фон Юнгинген.

За три часа до полудня Витовт начал бой, бросив легкую литовскую кавалерию на левый немецкий фланг. Немцы огнем из пушек отбили атаку и сами перешли в наступление. Первый удар они обрушили на правый фланг, на литовцев, которые не выдержали натиска хорошо вооруженных и организованных рыцарей и бросились бежать. Не устояли также и поляки на левом фланге и после жестокой сечи дрогнули. Королевское знамя упало на землю. Немцы с пением победного гимна преследовали бегущих литовцев и поляков. В этот критический момент в центре, где стояли смоленские полки, происходила кровопролитная битва. Смоляне выдерживали наиболее мощный немецкий удар. Передний смоленский полк был почти целиком изрублен, но никто не бросился бежать. Смоляне стояли на месте, не отступая ни на шаг, нанося врагу большой урон. У двух следующих полках немецкий центральный удар захлебнулся, и смоляне начали теснить немцев. Это заставило немецкое командование прекратить преследование поляков и литовцев и обрушить силы на центр. Польский хронист Длугош рассказывает: "В этом сражении лишь одни русские витязи из Смоленской земли, построенные тремя отдельными полками, только бились с врагами и не приняли участия в бегстве. Тем заслужили они великую славу. И если один из полков был жестоко изрублен и даже склонилось до земли его знамя, то два других полка отважно сражались, одерживали верх над всеми мужами и рыцарями, с какими сходились в рукопашную, пока не соединились с отрядами поляков". Это признание польского современника очень важно. Несмотря на свою пристрастность к полякам, он признал, что только смоленские полки устояли и даже одерживали победу над самой сильной частью немцев, над их центром. Когда же немцы прекратили преследование литовцев и поляков и силы повернули к центру, тогда поляки оправились и начали наступать на правый фланг немцев с угрозой охвата. Витовт собрал свои полки, перестроил их и ударил по левому флангу немцев, а также организовал диверсию по немецким обозам и тылам. Немцы были зажаты в клещи. Брошенные в бой немецкие резервы во главе с самим великим магистром уже не смогли спасти положение. Много немцев было убито. Длугош говорит, что немцев погибло 50 тысяч. Убит был и великий магистр. Оставшиеся в живых немцы бросились бежать, но их "избивали как псов, кого не убили, тех утопили в болотах. Сколько было пролито крови, что она, - рассказывает современник,- доходила до животов коней". Это, бесспорно, преувеличение, но оно образно рисует кровопролитную битву.
Разгром немецких рыцарей под Грюнвальдом имеет большое историческое значение. Он оказался на всех последующих событиях в Прибалтике и на историческом развитии Литвы и Польши. В этой битве не только была спасена независимость Польши и Литвы, но она определила исход борьбы с немецкими рыцарями, которая завершилась тем, что Польша, вернув Поморье, а Литва - Жмудь, получили выход к морю, а рыцарский орден потерял свое самостоятельное значение - сделался вассалом Польши.

На Грюнвальдском поле смоленские полки покрыли себя вечной славой. Не случайно Витовт их поставил на самое опасное и самое ответственное место (на стыке между литовцами н поляками)- в центр, на который рыцари, как правило, направляли самый сильный и бронированный кулак, стремясь разорвать противника и потом добивать его по частям. Витовт много раз на собственной шкуре испытал упорство, устойчивость и воинскую доблесть смолян. И эти качества еще раз были блестяще проявлены под Грюнвальдом. Правда, смоленские полки дрались за независимость чужих и даже угнетавших их государств, но ненависть к немецким рыцарям была гораздо острей, чем к литовско-польским феодалам. Кроме того, в битве сказалась воинская закалка, нежелание показывать противнику спину. Лучше геройская смерть в бою, чем жизнь с позором в плену, а смоленским полкам угрожало пленение после того, как немцы смяли правый и левый фланги.

Доблесть смоленских воинов в Грюнвальдской битве не померкла и в дни героической борьбы советского народа с озверелыми потомками немецких рыцарей - германскими фашистами.

Д. Маковский